© 2016 Галерея Григория Потоцкого.

Москва, Россия.

  • Facebook Clean

ЕГО ИСКУССТВО ЭЛИТАРНО

 

Его искусство элитарно. И хотя он назвал свой цикл «женщина, как она есть», он всегда пишет свое отношение к Ней, Единственной, неповторимо прекрасной. Он ищет и находит в ней идею чистоты. В современном обществе хаоса, разброда и саморазрушения, он единственный ищет позитивный идеал человечества. Свет, излучаемый его картинами «белым по белому», названными им «изографией души», есть ничто иное, как рождение божественного, возникающего между мужчиной и женщиной. Будь это мгновение встречи влюбленных взглядов, или трепет кисти - прикосновение к холсту, а точнее нечто иное: художник передает касание к Ней, дарящей любовь и смысл бытия. Он не рисует, он рождает ауру нюансов чувств, источник которой он черпает в женщине. Он не ищет своего стиля, он не играет в игру цвета, линий, абстрагированного мышления. Все это давно ему кажется ученичеством и вчерашним днем. Ему давно открылась сакральная истина: искусство, изображение - это как диск, которого касается глаз зрителя и неожиданно рождается, как бы из ничего, чарующая музыка ощущений.

Он ни на что не похож, и хотя им любимые Матисс и Пикассо, Ван Гог и Модильяни, их языческие пляски он оставил далеко позади, исторгнув из своей души безмолвную симфонию вечной тяги мужского и женского к единению души и тела. Серебряная пыль картин и паутина разлившихся белых линий рождают причудливый узор всех тех бесконечных миров, что мгновенно возникают и так же мгновенно разлетаются в хрусталике человеческого взгляда. Его картины подкупают, несомненно, высоким вкусом и тайной чистоты прикосновения. Его произведения не предмет товара и они бесценны по своему художественному выражению. Его всегда окружают множество блестящих женщин, которые мечтают быть запечатленными на его полотне, и он, возможно, единственный из художников, у которого больше моделей, чем картин. Картины зарождаются в тайниках души, как в перламутровых раковинах рождаются жемчужины, и, ныряя в тайны своего подсознания, он как удачливый ловец, из глубин небытия дарит новую жемчужину свету.

Его имя известно многим, но он существует для немногих и этого не может быть много. Все, что создано им - единственно. Гениальность сверкнет белой линией, белым пятном, безмолвием белого бытия. Он бывает разным, но чистота его звучания не терпит фальши и его место единственное. Он открывает собой новую страницу в искусстве, где в основе будет лежать понятие: энергия - выражение чувств, энергия осознанного проникновения в мир. Он предельно добивается беседы со зрителем на языке подсознания. Поэтому в нем долго зреет будущее произведение и затем выплескивается в мир эмоционально, запечатлевая кардиограмму чувств на века. «Наслаждение», «Манящая», «Ожидание», «Вдохновение», «Нежность» - названия работ передают тонкий, мерцающий мир, где царствует Она. Отражение божественных чувств, возникающих между мужчиной и женщиной, таинство рождения Красоты. Неуловимые движения кисти, запечатленные на холсте - бесконечные образы Любви и Гармонии, «Песнь песней» на языке живописи.

 

Таисия Веларде

 

ИЗОГРАФИЯ ДУШИ

 

Я люблю жизнь. И спешу любовь свою сквозь призму линий и красок, трепета глины навечно запечатлеть на плоскости холста и в бронзовом литье…

Я освободил свое подсознание от цензуры сознания. Свобода чувств и эмоций движет моей рукой. На полотне - кардиограмма моего сердца, пульс моей живописи, мой восторг, ощущение грации жизни, то, что окружает меня.

Я не пытаюсь срисовать, уподобить, спорить с Господом. Мной не движет гордыня превзойти и выдумать нечто.

Я люблю. Я люблю Ее. Мой мастихин с нежной страстью касается холста, рождая след-линию. Касание моего сердца, моего ума к Ней. Касание мастихина - это призрачная материализация энергетических вибраций, как молния пронизывающая Ее и мастера. В прекрасном взгляде нагой Музы течет время, как колесо жизни, оставляя колею - изографию души художника.

Я - скульптор в живописи. Мои рельефные рисунки всего лишь выплески тех чувств, что рождаются от влюбленного взгляда мастера, с удивлением и восхищением созерцающего таинства творения Божьего. Моя единственная тема - "Женщина, как она есть". Я пишу белым по белому. Я не знаю, как передать ту необыкновенную чистоту линий и эмоций, из которых соткано Ее совершенство. Только свет имеет право, скользнув по плоскости холста, неожиданно вырвать миг случайный из хаоса бытия.

В скульптуре я живописец. Свет, играя объемом бронзы, - та моя не рукотворная графика, что определяет для меня художественную ценность пластики. Психологизм и жизненность - два слона, на которых стоит вся моя скульптура. Я сознательно отказался от композиции в портрете, на сколько это возможно, как от нечто внешнего, определяющего и довлеющего начала. Почти все мои портреты без наклонов. Я пытаюсь заглянуть прямо в душу и узреть провидчески замысел Бога.

Мои скульптурные композиции - мои мысли, как верстовые столбы, мимо которых вьется мой мир ассоциаций: Христос, Женщина, Лицо человека… Я не очень разнообразен.

В капле росы я вижу весь мир и в ней познаю себя. Женщин. Бога. Я ничего не умею. И каждый раз начинаю с начала открывать мир и создаю свой. Я не могу подняться выше единицы.

Я - единица.

 

Григорий Потоцкий

1998г